» О больницеНаша газета → НА ПУТИ ДОБРА №2 АПРЕЛЬ 2010г.

НА ПУТИ ДОБРА №2 АПРЕЛЬ 2010г.

Юбилейная дата

Этот номер газеты весь посвящен лечебной, педагогической и научной деятельности детского логопедического отделения № 25. Оно было открыто в структуре Томской областной психиатрической больницы ровно 20 лет тому назад. У детей Томска и Томской области, страдающих речевыми расстройствами, появилась возможность получить комплексную специализированную медицинскую и психологическую помощь. Здесь получают помощь и дети из других регионов и городов России (Кемерово, Бийск, Якутия, Казахстан...).
В отделении используется «бригадный» способ коррекции: в тесном взаимодействии работают врач-пси­хи­атр, врачи других специальностей — психотерапевт, невролог, генетик, педиатр, ЛОР, физиотерапевт, а так же логопед, психолог, дефектолог, воспитатель, музыкальный работник. Это обеспечивает комплексный подход к коррекции «речевого дефекта» и более быстрому восстановлению речевых функций.
Постоянно развивается научная база, применяются новые методики — как позаимствованные у специалистов других регионов, так и собственные, разработанные в отделении. Расширяются научно обоснованные программы. На основе работы отделения сотрудники, защищают кандидатские диссертации, пишут и публикуют статьи в научных журналах.
Организована система взаимодействия с Детским ме­ди­ко-пе­да­го­ги­чес­ким центром и с образовательными учреждениями города. Стали традиционными семинары, проводимые сотрудниками отделения для логопедов школ и детских садов Томска — как в самих учреждениях, так и на базе отделения.

Вся эта работа (наряду с повседневной лечебно-пе­да­го­ги­чес­кой деятельностью) вносит позитивный вклад в развитие специализированной дет­ско-под­рост­ко­вой службы. В её составе, кроме детского логопедического отделения № 25, — Детский медико-пе­да­го­ги­чес­кий центр, детское клиническое отделение № 14, подростковое отделение пограничных состояний № 15 и два дневных стационара — детский (на базе Детского ме­ди­ко-пе­да­го­ги­чес­ко­го центра) и подростковый (на базе отделения № 15). 


Как сделать праздник
В нашем отделении праздники, и календарные, и тематические, проводятся по меньшей мере раз в месяц — ближе к концу каждого срока лечения, который длится 22 рабочих дня. И сам праздник, и подготовка к нему — это одна из форм воспитательной и лечебной работы с детьми. Педагоги тщательно продумывают эту работу, планируют её. В занятия по развитию речи и ознакомлению с окружающим миром включаются чтение рассказов, стихов, показ репродукций картин известных художников — чтобы ребятам было легче понять идею предстоящего праздника. Воспитатели готовят выставку рисунков детей.

Успех праздника во многом зависит и от оформления зала, костюмов. Зал украшаем гирляндами, шарами, цветами, флажками. Наш девиз – «нарядно и просто!». Праздник сближает детей и взрослых, создаёт непринуждённую эмоциональную атмосферу общения, помогает формировать положительные черты характера дошкольников, способствует их социализации, активизирует творческие наклонности. Во время праздника важно создать на радостную, приятную атмосферу, в которой ребёнок чувствовал бы себя психологически комфортно, был уверен в своих силах и возможностях. 

Праздничный утренник — это радость, которую приносят совместные переживания, исполнительская деятельность, сюрпризность, неожиданные выступления взрослых, занимательные игры, раздача подарков, открыток, памятных значков. Кроме праздников у нас бывают выступления творческих коллективов Томска (иногда это совпадает и с самим праздником): театр «Бим-Бом» (куклы и актёры), цирковая секция (с дрессированными собачками, хомячками, голубями и даже удавом!), студия из детско-юношеского досугового центра «Ариэль»... 
Игра занимает большое место в жизни ребёнка, поэтому в сценариях утренников обязательно нужны игровые ситуации.
А как стремятся попасть на праздник родители! И не только чтобы разделить радость со своими малышами, но и погордиться ими — такими радостными, уверенными в себе, талантливыми!
Да и во время подготовки к празднику родители не остаются без внимания: помогают готовить костюмы и атрибуты. А воспитатели в беседе с родителями дают им советы, как организовать праздник дома и куда сходить с ребёнком в праздничный день.
Домой, конечно, не пригласишь цирковую труппу, но разве папа не может вспомнить свои школьные годы и показать простенькие фокусы, или просто почитать стихи? И комнату дома тоже можно украсить к празднику «нарядно и просто». При этом очень важно, чтобы ребёнок тоже принимал участие в подготовке к празднику: пусть надует шарики, поможет клеить бумажные гирлянды, сделает рисунки для мини-выставки, подготовит свой номер к домашнему концерту... Радость совместных переживаний и непринужденность общения — вот что дает нам праздник. Не просто поесть вкусненького и посмотреть телевизор, но порадовать друг друга своими талантами, показать ребёнку, что мир взрослых может быть не только серьёзным и скучным, но и весёлым, дружелюбным, ярким.
И. А. Наумова,
музыкальный руководитель

Вопросы и ответы

Как рано начинает проявляться СДВГ (синдром дефицита внимания с гиперактивностью), и влияет ли ранняя диагностика на эффективность помощи гиперактивному ребенку? 
Уже в 4–5 лет симптомы бывают достаточно яркие. Прежде всего, проявляется гиперактивность. О нарушениях внимания здесь говорить сложно: эти нарушения трудно определить у таких маленьких детей. Но уже на первом году жизни у них проявляется синдром гипервозбудимости: в первые месяцы жизни ребенок плохо спит, много плачет, часто срыгивает, есть трудности при кормлении, раздражительность. Наличие у ребенка синдрома гипервозбудимости не означает, что он обязательно вырастет гиперактивным. Но наличие этого фактора вместе с гипертонусом, с нарушениями со стороны безусловных рефлексов новорожденного, с нарушениями двигательного развития на первом году жизни является основанием для постановки диагноза «перинатальная энцефалопатия». И более ранее выявление, конечно, провышает эффективность помощи.
Какой должна быть помощь гиперактивному ребенку — психологической или врачебной? Как вы относитесь к медикаментозному лечению в этом случае?
Диагностическая и консультативная помощь таким детям обязательно должна быть комплексной. Психологи должны работать вместе с врачами. Если симптоматика выражена не грубо, то вполне достаточно психолого-педагогической коррекции. Психолог должен вести работу не только с ребенком, но с педагогами и с родителями. Это часто дает хорошие и надежные результаты. Если же у ребенка с самого начала прослеживаются серьезные нарушения и явные признаки школьной дезадаптации целесообразно использовать и методы медикаментозной коррекции. Есть хорошие препараты, не имеющие побочных эффектов. Но медикаментозная терапия всегда должна быть аккуратной и индивидуальной.
У моего ребенка появилось заикание в 3 года, до этого ему врачи ставили диагноз задержку речевого развития. Скажите, что могло послужить причиной появления заикания и как оно лечится?
Гипотезы о происхождении заикания очень различны: наследственные, резидуально-органические, психогенные. Я думаю, что у вашего ребенка заикание появилось на фоне развития активной речи, так называемой неврозоподобное заикание. Оно обычно развивается в возрасте 4—6 лет постепенно на фоне задержки речевого развития, сложной дислалии. Фиксация личности на речевом дефекте минимальна в дошкольном возрасте, в речи, как правило, не нарушается коммуникативное использование дефектной речи.
Если заикание не лечить, то в дальнейшем, в пре- и пубертатный период, может появиться реакция личности на свой речевой дефект с явлениями логофобии, невротическое и патохарактерологическое развитие личности на фоне неврозоподобного заикания.
Лечение — в основном медикаментозное (препараты ноотропного ряда), витаминотерапия, седативные и противосудорожные средства. Показана логопедическая и семейная коррекция, направленная на преодоление речевого дефекта, физметоды, мануальная и стимулирующая терапия, восстановительное лечение.
Моему ребенку врач выставил диагноз «Алалия», что это такое? Что нам необходимо делать?
Алалия — системное нарушение речи. Моторная алалия — это отсутствие или недоразвитие речи, обусловленное поражением лобных отделов коры головного мозга при сохранном физическом слухе, первичном интеллекте и возможности производить речевые движения. При этом также нарушен мотивационно-побудительный уровень, отсюда наличие речевого негативизма.
Вам необходимо обратиться к врачу и к логопеду за помощью. Необходимо назначение последовательного и систематического лечения, нормализующего деятельность центральной нервной системы и стимулирующего созревание клеток коры головного мозга, включающее в себя медикаментозную терапию, общий массаж, лечебную физкультуру и физиотерапию. На начальных этапах реабилитации и в более тяжелых случаях эффект достигается только в результате длительной индивидуальной работы с ребенком логопеда, психолога, дефектолога, воспитателя, музыкального работника.
И. В. Андрусенко,
заведующая 25‑м отделением ТКПБ

Из книги отзывов 25-го отделения

От всей души и всего сердца говорим слова благодарности всему коллективу отделения № 25. Для нас большое значение имеет, что в лечении и воспитании нашей любимой дочери принимали участие замечательные люди, профессионалы своего дела; заботливые, внимательные, добрые, чуткие, со всей широтой души своей — т. е. люди, к которым тянутся дети, ходят с желанием сюда. Хотелось бы сказать отдельно спасибо Ирине Васильевне — Вы замечательная женщина!
Галина Геннадьевна! Только Вы смогли сделать, благодаря своему труду и занятиям с нашей дочкой такие грандиозные продвижения в её речи. Надеемся на продолжение. От всей души спасибо!
Татьяна Валерьевна! Для нашей дочки Вы стали кумиром, она Вас часто вспоминает! (22.07.2005)

Искренне благодарим коллектив 25 отделения за ваше терпение, высокий профессионализм, доброе отношение к детям. Спасибо, что помогли поверить в будущую жизнь нашей девочки. Именно у вас мы получаем поддержку и надежду на то, что наш проблемный ребёнок сможет радоваться жизни. Спасибо всем милым женщинам, которые посвятили свой труд нашим детям (1 декабря 2006 г.)

Мы благодарим весь коллектив за помощь моему сыну. У нас сложилось впечатление, что коллектив состоит не только из профессионалов, но из очень добрых и сердечных людей. Мы с удовольствием посещали вас. (5.07.2007 г.)

Приезжаем к вам третий раз из Стрежевого и очень довольны тем, что видим результат лечения и работы логопеда. Удачи всем, мира и любви. (8.07.2009 г.)

Мой ребёнок уже второй раз находится на лечении. Хочу выразить огромную благодарность коллективу за их прекрасную работу. Благодаря их чуткости, уходу и заботе мой ребёнок хорошо произносит уже много звуков. Мы очень любим этот сад, несмотря на уколы :). С удовольствием записались на следующий период лечения. (28.07.09)

Чтобы научить ребёнка говорить, надо с ним разговаривать... 

В 2000 году в отделении была внедрена методика помощи аутичным детям — оперантная терапия с эмоциональным тонизированием. Это — заслуга Ларисы Викторовны Варанковой (ныне зам. главного врача по лечебной части). 
А с 2003 года под руководством заведующей И. В. Андрусенко внедряется программа поли­профессиональной реабилитации для детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности. Используются современные нейропсихологические и нейрофизиологические методы диагностики и коррекции. Проводится кинезиотерапию. Активно используется «Сенсорная комната» и «Комната психологической разгрузки», занятия в которой ведутся по подгруппам под руководством психотерапевта, психолога, дефектолога и воспитателя. Подключаются к реабилитационной работе ЛФК, арт-терапия, сказкотерапия, БОС-тренинг для детей с заиканием, с гиперкинетическим синдромом. Дети обучаются по школьной программе при помощи специалистов школы № 21, что позволяет за время лечения в отделении не отставать от школьной программы.
 С открытием научного отдела детской и подростковой психиатрии НИИПЗ СО РАМН, при участии Ирины Васильевны в отделении разрабатываются научно-практические программы лечения психических расстройств детского возраста.


 

  

«Синдром дефицита внимания»... Очень неоднозначное название у этой болезни. В строгом медицинском смы­сле оно означает, что ребёнок невнимателен к окружающему, не умеет сосредоточиться, неуверен, забывчив, импульсивен, шумен и подвижен. Но «дефицит внимания» можно понимать и по-другому: отсутствие внимания к нему. К самому ребёнку... 
Занятия по логоритмике дефектолог Елена Константиновна Кузьмичева и логопед Ольга Викторовна Шкарина проводят не только для детей, но — для детей вместе с родителями. По меньшей мере одно такое занятие в неделю. Учат — не детей. Учат родителей общаться со своими детьми. Очень простенькие звучные стишки «иллюстрируются» движениями, которые ребёнку надо повторить вслед за мамой (или папой): изобразить пальчиками «козу» или «корову», поднять руки, опустить руки, похлопать в ладошки, потопать ножками... Всего-то навсего — поиграть с мамой! Отрабатывая при этом навыки движения. Но делать это надо не только здесь. И не раз в неделю, а каждый день найти хоть несколько минут для обучающей игры со своим ребёнком.
— Все наши методики, — говорит Ирина Васильевна Андрусенко, — будут бессильны, если мы будем лечить только детей. Нельзя сказать, что их не любят в семье. Любят, стараются угадать и выполнить малейшие желания — но вот именно «угадать». С больными детьми не общаются на доступном для них уровне — а значит, и научиться они ничему не смогут... И, вы знаете, изменения к лучшему в состоянии ребёнка (а нам всегда удаётся добиться таких изменений) заметны не только по его поведению, но и по лицам родителей! Приходит мамочка с потухшими глазами, с неподвижным скорбным лицом — а к концу срока лечения это совсем другой человек: живая мимика, улыбка, терпеливый разговор со своим чадом, которого она уже не стыдится...
Действенных методик в 25‑м отделении много — и позаимствованных у иногородних специалистов, и своих, разработанных здесь же. Е. К. Кузьмичева и О. В. Шкарина ведут занятия по оперантной (поведенческой) терапии. Они мне сообщили удивительную вещь: в этой методике нет наказаний! Только хвалить! А неудачи или капризы — не замечать. Не обращать на них внимания — ни своего, ни самого ребёнка. Даже если ничего не получилось, надо похвалить за то, что старался, — тогда он и в следующий раз стараться будет, и рано или поздно получится!
«Методика не только сложная, но и физически трудная, — говорят они. — Раз за разом, снова и снова — одни и те же слова, одни и те же движения... Работаем «коленки в коленки» — садимся за низенький столик, чтобы не упустить ни взгляда, ни жеста... И обязательно — два разных педагога. Очень разных — и по внешности, и по темпераменту. Иначе может возникнуть стереотипия: ребёнок будет выполнять задания «только вот этого человека», а одна из наших главных задач — обучение учебному поведению. Чтобы любые учебные манипуляции ребёнок мог выполнять с любым педагогом: и с нами, и с мамой, и с учителем в школе... Раньше таким детям ставили диагноз «необучаемый», и пути в любую школу для маленького человека этим диагнозом закрывались. А вот этот мальчик (как раз на занятии с ним я и поприсутствовал — А. Р.) поступил к нам в четыре года. Сейчас ему одиннадцать, и он учится в четвертом классе».
И это — не единственный, а вполне обычный для 25‑го отделения результат лечения.

А. Рубан, специалист
по связям с общественностью

Сейчас детское отделение №25 имеет в своем составе 40 коек круглосуточного стационара и 10 коек дневного стационара. Предназначено для лечения психических расстройств детского возраста, в том числе невротических и связанных со стрессом, речевых расстройств. В отделение поступают пациенты из районов Томской области, Томска, Северска и других городов России. 
Под непосредственным руководством заведующей отделением И. В. Андрусенко отлажено взаимодействие с детским МПЦ (медико-педагогическим центром) , с учреждениями образования г.Томска. Выработана современная модель реабилитации детей с речевыми нарушениями и психическими расстройствами.
В отделении внедрен групповой принцип пребывания детей в стационаре с круглосуточным и дневным режимом по выбору родителя, что в значительной степени дестигматизирует «психиатрию» и приближает условия пребывания к режиму дошкольных учреждений.

Труд, терпение, талант

Нина Анатольевна Яценко — логопед высшей категории, опытнейший специалист 25‑го отделения. Работает здесь с первого года его основания, а до того, с 1972 года, работала в отделении № 14. Творческий, неутомимый человек, у неё всегда есть чему поучиться другим сотрудникам отделения. И учатся, перенимая богатейший опыт и разнообразные методики, основанные на индивидуальном подходе к каждому из маленьких пациентов. 

— А наша помощь только такой и может быть — только индивидуальной! — говорит Нина Анатольевна. — Приводит мама своего мальчика, и первый мой вопрос: расскажите мне про своего Васю (Славу, Петю)! В чем проблема? Как он себя ведёт? Как вы себя с ним ведёте?.. Сейчас-то с этим проще: родители чуть ли не все с высшим образованием, а когда я начинала работать в 14‑м отделении, туда поступали дети из области. Мамы — доярки, скотницы, рассказать-то толком не могут, не то что помочь своему ребёнку... Мы, логопеды, — педагоги, а не врачи. У терапевта всё чётко и определённо: такая-то болезнь — такие-то лекарства, такие-то дозы. А психику рентгеном не просветишь, да и причину нарушений назвать бывает сложно. Вот и приходится ориентироваться на поведение, на обстановку в семье, на характер — не только ребенка, но и его родителей.
Но одна из главных проблем и тогда, и сейчас заключалась, как я понял, в трепетной любви родителей к своему больному чаду. Ребёнок не умел говорить, и они старались предугадать малейшее его желание. В результате он не получал возможности развить самостоятельность.
Поэтому самое первое слово, которое Нина Анатольевна учит с малышом: «САМ». Найди свой пакетик с картинками — сам найди! Подходят к кабинету — сам открой дверь. Сели за стол — сам распакуй и сам вынимай картинки. Бери их правильно, двумя пальчиками, указательным и большим... После занятия — сам сложи их в пакетик... А открыть пакетик не так-то просто: он на пластиковой «молнии-липучке», нужно уметь делать мелкие и точные движения пальчиками — значит, отрабатывается ещё и мелкая моторика... Оказывается (я этого не знал), и нашей речью, и движениями указательного пальца управляет один и тот же отдел мозга. Речь тесно связана с письмом: и то, и другое — функции высшей нервной деятельности человека. И дети, которые плохо говорят, плохо владеют и мелкой моторикой, особенно — движениями указательного пальца. Часто просто обходятся без него, когда берут карандаш или ложку.
— У каждого действия на занятии много целей, но самое главное — воспитать самостоятельность, терпение и уверенность в себе. Вот приходит Петя на занятие без пакета с тетрадью, в которой я домашнее здание записываю, и говорит: «Мама мой пакет дома забыла!» — «А я маме ничего не задавала, — говорю ему. — Я тебе давала задание. Так кто же забыл тетрадь?» — «Я?» — спрашивает. «Получается, что ты...».
* * *
В юности перед Ниной Анатольевной стоял сложный выбор: журналистика, психология или логопедия? Она выбрала логопедию — были тому причины, очень личные. Она поняла, что просто обязана помогать детям, которые плохо говорят. Потому что очень хорошо знала, как нужна бывает такая помощь, как трудно человеку самому справиться со своей бедой. В 16 лет перешла в вечернюю школу и стала работать санитаркой в речевом отделении Кировской больницы, потом поступила в Московский государственный педагогический институт имени Ленина, на дефектологический факультет. И уже тогда, учась в институте, впервые побывала в Томске — приезжала сюда на практику в летний логопедический лагерь. После учёбы получила распределение в Искитимкую школу для слабослышащих детей, и каждое лето опять приезжала в Томск. Вскоре переехала к нам насовсем — устроилась логопедом в яс­ли-сад № 15. А в 1972 году ей (как логопеду с высшим, да ещё и московским образованием) предложили работу в Томской психиатрической больнице, для которой Минздрав финансировал 5 логопедических коек. Это сейчас профессия стала распространённой, логопедов готовят даже в Томском педагогическом...

* * * 
На вопрос о том, какие же именно новые и разные методики она разработала и чему учит молодых сотрудников, Нина Анатольевна только что руками не замахала:
— Какие методики? Я же вам говорю: только индивидуально можно работать! На первом занятии я с ребёнком знакомлюсь: играю с ним, стараюсь понять, чем его можно заинтересовать, маму расспрашиваю, а уже потом...
Что потом, я видел. Большое терпение и большой труд. К середине занятия малыш устал и попытался спрятаться под стол — тогда картинки сразу были отложены в сторону и началась игра в мячик. Тоже целевая и функциональная. Потому что игра — это тоже общение (на которое многие дети идут очень неохотно, если оно — не игра) и тоже отработка точных движений, внимания и самостоятельности...
— Однажды привела мама своего мальчика. Побеседовали мы с ней, поиграла я с её ребенком и говорю: «Вы с ним дома вот так каждый день играйте». А она мне: «Ну, понятно!» — и выплыла из кабинета... А ведь это очень важно больным детям: внимание. И — похвала! Даже если у Славы ничего не получилось, я пишу в его тетрадь для родителей: «Славик занимался очень старательно, похвалите его при всех членах семьи!». И сестра или брат Славы будут смотреть на него уже совсем по-другому, и сам он станет чуть уверенней в себе.

А. Рубан,
специалист по связям с общественностью.

Сказкотерапия. В психокоррекционных занятиях с использованием сказкотерапии принимают участие дети с различными нозологиями (нарушение активности и внимания, гипертревожное расстройство, расстройство экспрессивной речи, задержки психологического развития). От занятия к занятию отчетливо прослеживается положительная динамика. Дети все реже обращаются за помощью в драматизации и рисовании. Проявляют творческую и речевую активность в выражении чувств, мыслей, характера своего персонажа, обогащается словарный запас. Улучшаются память, самоконтроль поведения, коммуникативные навыки, стабилизируется психоэмоциональное состояние. Повышается самооценка, растет уверенность в своих силах.

Песочная терапия. На первом занятии педагог знакомит ребёнка с правилами поведения в «волшебной комнате»: «Здесь можно всё — строить из песка, сыпать песок, наливать воду. Здесь нельзя только одно — бросать песок на пол. А ты — волшебник и можешь превратить эту пустыню в волшебную страну, в которой тебе будет хорошо.
Уже после нескольких занятий педагог узнаёт очень многое о ребёнке. Внутрисемейные проблемы, межличностные отношения дети проигрывают в своих сказочных сюжетах. Песок помогает дольше сохранять работоспособность ребёнка. Ведь на песке даже трудные задачи решаются легче.

Подари свою улыбку 

Мне удалось увидеть сказкотерапию и арттерапевтическое занятие. И в том, и в другом случае меня больше всего поразили начало и конец занятий. Начало было таким: «Встанем в круг и возьмём друг друга за руки... А теперь по кругу передадим друг другу улыбку!». А в самом конце занятия дети опять стали в кружок. Каждый по очереди поглаживал по плечу того, что справа, и тихонько шептал ему: «Спасибо, мне с тобой было очень интересно!». Дружелюбие как основа общения между людьми, доводимая до уровня без­ус­лов­но­го рефлекса... 
Вот что рассказала об этом воспитатель Марина Владимировна Матюшенко:


 

 

— Арт-терапия — это «лечение», основанное на занятиях художественным творчеством. Она является средством преимущественно невербального общения. Это делает её особенно ценной для тех, кто недостаточно хорошо владеет речью, затрудняется в словесном описании своих переживаний, либо, напротив, чрезмерно связан с речевым общением. 
Одна из целей арттерапевтических занятий — привить детям умение сопереживать другим, умение взаимодействовать с окружающими в разных ситуациях.
Отсюда — «ритуалы» начала и окончания занятий. У нас их несколько, они меняются, но не часто. Вы видели ритуалы «Дружба начинается с улыбки» (начало) и «Эстафета дружбы» (окончание). А ещё есть «Волшебный клубочек» (дети передают друг другу клубок ниток, постепенно разматывая, и мы все оказываемся связаны ниточкой дружбы и понимания), «Доброе животное» (взявшись за руки, сжимаем свой круг потеснее так, чтобы «услышать» сердца друг друга: это бьётся сердце одного большого доброго животного — нашего коллектива), «Солнечные зай­чи­ки» (подставить ладошки солнцу и передавать по кругу «солнечного зайчика»)...
 Как и занятие в целом, эти «ритуалы» не только способствуют преодолению языкового барьера, но и дают детям возможность на символическом уровне экспериментировать с чувствами, выражать их в приемлемой форме.